Склонение


Введение

1. Абсолютный падеж

2. Творительнo-эргативный падеж

3. Дательно-направительный падеж

4. Отправительный падеж

5. Местный падеж

6. Назначительный падеж

7-8. Совместный и сопроводительный падежи

9. Определительный падеж

Уподобительный падеж

«Винительный» падеж

«Родительный» падеж

Звательная форма существительного

Заключение


Введение

В данной статье будут рассматриваться новые виды склонения в чукотском языке, выделенные нами из опубликованных литературных источников и из материалов, собранных у носителей языка. Общеизвестно, что в чукотском языке нет грамматической категории рода, поэтому нет мужского, женского и среднего склонений.

В номенклатуре В. Богораза (Словарь 1937г) перечисляется восемь падежей: абсолютный, творительно-эргативный, дательно-направительный, отправительный, местный, назначительный и два совместных. П. Скорик добавляет определительный (Скорик I 166). П. Йыӈэнлиӄэй предлагает включить уподобительный падеж в список падежей. Как мы покажем дальше, творительный и отправительный падежи можно употреблять в продольном значении. Понятие о совместности передаётся при помощи других аффиксов, чем те, которые были описаны. Совместный, сопроводительный и определительный падежи имеют только формы единственного числа. Согласование прилагательного и других частей речи с существительным в падеже и в числе факультативное.


По П. Скорику существует три парадигмы, по которым склоняются и существительные, и местоимения, и причастия, и прилагательные и числительные, и указательные, иногда и наречия. По первой парадигме склоняются все слова, обозначающие все понятия, кроме человека. Множественное число различается только в абсолютном падеже. На деле можно подумать, что есть только одна парадигма: падежные показатели одни и те же, общие. Однако есть варианты: собственные имена и названия близких родственников (второе склонение по Скорику) имеют одно специфическое окончание (-нэ в случае слабого вокализма, -на в случае сильного вокализма). Это окончание заменяет суффикс –(ы)к местного падежа, -(т)э/(т)-а творительного падежа и –гты/-эты дательного падежа других слов. Но у слов этой парадигмы нет ни совместного, ни сопроводительного падежей. Однако они, так же, как и слова, обозначающие человека вообще (3-я парадигма по Скорику), имеют формы множественного числа (инфикс –рг- или –р-): эккэрык (местный и творительный падежи), аккарыкы (дательный падеж), аккаргыпы (отправительный падеж), эккэрыгйит (определительный падеж). Последние формы используются только тогда, когда хотят подчеркнуть множественность.


Границу между этими парадигмами носители языка не так строго соблюдают, как может показаться. Например, слова экык сын и пурэл слуга принадлежат к третьей парадигме, однако у О'мрувъе встречается форма аккана к сыну (рядом с формой аккагты) и у Беликова можно найти формы с двойным творительным падежом пурэле и пурэлынэ слугой.


В случае инкорпорации корень существительного теряет падежные аффиксы:

Во фразе Ёроӈы аегыткэка гэнъэтлин (Вэӄэт 27). Полог не источал больше запах плесени. Корень -ег- плесень, из слова а-ег-ы-ткэ-ка, выполняет функцию творительного падежа, требуемого глаголом тыкэк пахнуть. Йигылгин плесень.

Во фразе Турык рыягнавкы таӄъанльататыльыт мынгагчаватынат (Богораз 1/92). Я потороплю вас навстречу тем, кто уносит запас, элемент таӄъа - запас в дорогу играет роль прямого дополнения.

В предложении Ӈэлвыл ваампэнрыгъэ (О'мрувъе. «Нож»). Стадо бросилось к реке, основа ваам- река выступает в роли обстоятельства места (сравни: пэнрыткогъэ ваамэты).


При помощи аффиксов создаются комплексные существительные, которые в других языках требуют употребления падежа или предлога: Мэмылытъол кусок нерпичьего мяса (мэмыл нерпа); энмыгэӈ подножье скалы (энмын- скала); яраръёчгын чехол бубна (ярар бубен). Эти комплексные существительные в свою очередь склоняются.


1. Абсолютный (именительный) падеж описан П. Скориком (Скорик I 156) как падеж подлежащего непереходного глагола и как объект переходного глагола. Кроме того, он выполняет функцию союза в выражениях типа Мури чакыгэт Сестра и я.


Следует отметить, что, кроме этих использований абсолютного падежа, этот падеж имеет следующие функции:

Абсолютный падеж может быть сказуемым: Айгынныгыргын ратамытвынвэты (Вэӄэт 13). Можно опасаться, что ветром унесёт покрытие.


Абсолютный падеж может быть единственным членом фразы: Пагчеӈгыргын! (О'мрувъе 36). Тревожно!


В отдельных предложениях абсолютный падеж может выступить в роли дополнения другого существительного в абсолютном падеже: Ытръэчтэгын ралечетын мимлыльын (Беликов 24). В конце катка была вода. Слово ралечетын каток является дополнением слова ытръэчтэгын конец, которое само согласовывается со словом мимлыльын имеющий воду.


В следующей фразе двойной абсолютный падеж: Гыткавытгыр нинэнтыӄин ӄэюунэлгытъул (Тэрыӄы 165). Между ног он положил кусок пыжиковой шкуры. Слово вытгыр промежуток в абсолютном падеже вместо ожидаемого местного вытгырык.


Дополнение времени может стоять в абсолютном падеже: Ымыльэты гымнин ягталгыргын тръатчагыт (Тэрыӄы 119). Буду ждать тебя всю жизнь.


Обычно послелог требует дополнения в местном падеже (гымык эмиче в моё отсутствие), но можно найти другую конструкцию с дополнением в абсолютном падеже: эмӄынэмиче ытлыгын каждый раз в отсутствии отца.


2. Творительно-эргативно падеж. Показатель - суффикс –(т)э/-(т)а. Для собственных имён и названий близких родственников (второе склонение по Скорику), суффикс -нэ в случае слабого вокализма, -на в случае сильного вокализма. П. Скорик отмечает четыре употребления этого падежа: слово в этом падеже служит подлежащим переходного глагола; оно может быть объектом непереходных (и так называемых обще-объектных и потенциально-объектных) глаголов; значение этого падежа - инструмент действия и способ транспорта.


К этому следует добавить другие применения этого падежа.

Творительно-эргативный падеж как агент пассива: Кэтъонэнат тывъёттэ ынпыянва вагыргыт (О'мрувъе 74). Он вспомнил рассказанные стариками события.


Творительно-эргативный падеж для выражения причины: Плекэ аӄаака рытыткуркын (Тыӈэтэгын 16). Из-за обуви, /которую ты спрятал от меня/, ты оставляешь меня без оленей.


Творительно-эргативный падеж для выражения времени: Мэчынкы ымъягталгырга гымнан ытлён тръатчаӈын (Тэрыӄы 20). Я смогу ждать его всю жизнь.


Творительно-эргативный падеж для выражения материала, из которого что-то изготавливается: Рыркываӈӄыта тэйкынин э'ӈычьылгын (Меновщиков 93). Он сделал наконечник гарпуна из моржовой кости.


Творительно-эргативный падеж для выражения способа действия: Ытлыгэ ырыгйиле ивнин… (Вэӄэт 94). Отец на их языке сказал (ему).


Творительно-эргативный падеж для выражения манеры: Ӄъочаткойӈын яалгытката ӄутгъи (Беликов 23). Медведь-крикун встал на задние лапы.


Творительно-эргативный падеж для выражения места: Ӄол чавчыв ыннанрата нынымытваӄэн (Беликов 53). Один оленевод жил в уединённой яранге.


Творительно-эргативный падеж для выражения продуктов питания: Аӈӄатакэчга мэйӈэтыльыт мынгитэнэт (Вэӄэт 91). Посмотрим на тех, кто вырос на мясе морского зверя.


Творительно-эргативный падеж для обозначения одежды, которую носят: Атъёкэ ытльэн плекэ нитӄин (Вэӄэт 51). Атъёкэ носит обувь матери.


Творительный падеж в функции продольного падежа: Нычивтъэв мэмлыткыната нылеӄинэт (Тэрыӄы 138). Они низко летели по-над поверхностью воды.


Творительно-эргативный падеж может выступить в функции родительного падежа:

Ӈэвъэнэ ынӄэнын о'равэтльата йытонэн нананалгыӄай (Меновщиков 103). Жена этого человека родила ребёночка. Слово о'равэтльата – дополнение существительного ӈэвъэнэ в эргативном падеже.


Циркумфикс р(ы)-/-лгав тоже является аффиксом творительного падежа: Яраӄай рытанойгылгав нэрэтэмэтын (Вэӄэт 17). Они покрыли маленькую ярангу нерпичьими шкурами.


3. Дательно-направительный падеж (суффикс –гты/-эты; -нэ/-на для собственных имён и близких родственников). Этот падеж описан П. Скориком (Скорик I 164) в следующих употреблениях: как объект некоторых непереходных (и так называемых обще-объектных и потенциально-объектных) глаголов, так же, как и для выражения косвенного дополнения глаголов типа йылык давать кому, для выражения чувств и ощущений, для выражения движения.


К этому следует добавить другие употребления:

Слова в дательном падеже оформляются при некоторых глаголах:

вутык привязать к чему-либо: Нэквутынэт амъянра ӄыргогты (О'мрувъэ 55). Привязали (их) отдельно к кедрам.


рытэнмавык готовить к чему-либо: Рытэнмавыӈӈонэн Рэмкыльын акватынвэты (О'мрувъэ 107). Она стала готовить Рэмкыльына к отъезду.


рэлпууръэвык обменивать на что-то:

Тынэлпууръэвын этчывэлпынвынтын конэгты (Ятгор 40). (Я) обменял золото на коня.


При помощи дательного падежа выражается понятие о будущем времени:

Нылейвыӄинэт Тавайваамгыпы иӈӄун нытэмытӄыӈыркынэт льаляӈэты (Ятгыргын 23). Ездили (они) по реке Тавайваам, чтобы заготовить жир к зиме.


При помощи дательного падежа выражаются метеорологические феномены: Тагмалмалеты рэлегъэ (Вэӄэт 31). Он поедет в очень хорошую погоду.


При помощи дательного падежа выражается цель: Турыльэ мынвъэетын ёроӈы омэты льэлеӈкы (Вэӄэт 18). Мы утеплим полог свежей травой, чтоб было тепло зимой. Омэты чтобы было тепло.


При помощи дательного падежа сообщают, в чью пользу делается действие: Экык ныӄорагынрэтӄэн лыгэчавчывагты (Кымъытваал 83). Сын пас оленей для очень богатого оленевода.


Слово в дательно-направительном падеже может выступить в функции родительного падежа: Ӈирэӄ о'равэтльат тыттэтгъэт Чевтыгэӈына ярагты (Беликов 72). Два человека поднялись к яранге Чивтыгиӈа. Собственное имя Чевтыгэӈына в дательном падеже является дополнением слова ярагты к яранге.


4. Отправительный падеж. Суффикс –эпы/-йпы/-гыпы (-нэ/-на для собственных имён и названий близких родственников). Он описан П. Скориком (Скорик I 162) в следующих употреблениях: объект некоторых непереходных (и так называемых обще-объектных и потенциально-объектных) глаголов, обозначение предмета как исходного пункта действия, части целого, причины, материала, а также для выражения продольного движения.

Йыӈэнлиӄэй пишет, что у колымских оленеводов отправительный падеж употребляется как дополнение сравнительной степени и служит для указания на больное место тела.


Мы хотим ещё отметить, что отправительный падеж имеет более широкое поле употребления:

Отправительный падеж может выразить причину: Мотлепы вагъэ тэрмэчьыӈ (Кымъытваал 73). Жестокий человек умер из-за потери крови.


Отправительный падеж  иногда используется там, где ожидается дательно-направительный падеж: Ванэван мэӈин ырыкайпы нылейвын (Вэӄэт 18). Никто не заезжал к ним.


Отправительный падеж  иногда близок к местному падежу: Ръэӈинӄэй морыкайпы тэргыръоркын? (Кымъытваал 18). Какой-то мальчик плачет у нас.


Отправительный падеж  иногда заменяет творительный падеж: Ынкатагнэпы и'ны мачамӄаайпы ӄамэтваӈӈогъэ (Токэ 36). С тех пор волк начал почти исключительно питаться оленьим мясом. Глагол ӄамэтвак требует творительного падежа.


Отправительный падеж  иногда заменяет творительный падеж как способ действия: Ынӄэната ыргыпы ытлыгэ гэнаталайвылен (Богораз 3). Поэтому отец избил меня ружьём.


Отправительный падеж  иногда близок к направительному падежу: Ивкэ морыкайпы ныӈэлӄивын тэвыльо А'а'роӈ (Вэӄэт 52). Пусть А'а'роӈ садится к нам в лодку в качестве гребца.


Отправительный падеж иногда близок к определительному падежу: Элкылнин Эйпыгиӈынэ тэргыльын ӄолейпы (Беликов 100). Эйпыгиӈ узнал по голосу того, кто плакал.


Отправительный падеж иногда является дополнением наречия в функции предлога: О'птырыров нымӄайгыпы ныпыльыльэтӄин ӄэнъеввээмӄэй (О'мрувъе 33). Сравнительно далеко от маленького села текла речка в овраге.


Отправительный падеж  может выразить понятие о количестве (в сравнении с другим количеством): Ӈырагатрэ кылгынкэнайпы гэвъилин (О'мрытгэвыт 2). Умерло четыре из пятнадцати.


Отправительный падеж может выразить понятие от чьего имени, в качестве чего: Рамкыльэпы ы'ттъыёл тайкавымгогъэ ӈинчьэн (О'мрувъе 26). От имени посетителей первым стал бороться младший.


Отправительный падеж может выразить способ действия: Янракальат ынык йыкыргэпы нывэтгавӄэнат (Ятгыргын 10). Духи-помощники говорили его устами.


Отправительный падеж  может выразить цель: Ръавэпы пыго ӄылгыгын (Кымъытваал 26). Поплавком сделай для /охоты на/ кита.


Отправительный падеж может выразить состояние: Ы'мгыргэпы таӈэнагляткыльэн ытлыгэты (О'мрувъе 96). По осанке она совсем не похожа на отца.


Отправительный падеж может выразить качество: Ленлеӈгыпы нытаӈпэраӄэн (Пословицы 33). Она хороша сердцем (то есть душой).


Отправительный падеж может выразить манеру: Ныннэпы ӄинъэйӈэвыркын (Кымъытваал 99). Зови меня по имени.


Отправительный падеж может выразить средство: Кылтэчгэпы пиринин чагчомачгын (Кымъытваал 100). Он схватил огромный узел чая за ремни.


Отправительный падеж близок к предлогам через, из-за: Чьогыргэпы винвъээ'куткунин (Пословицы 7). Она подстерегает его из-за дверцы полога.


Отправительный падеж  близок к предлогам о, по поводу: Рэмкыльынэ нымкыӄин лыги рытчынин вагыргэпы чавчывэн (О'мрувъе 15). Рэмкыльын многое узнал о жизни оленеводов.


Отправительный падеж близок к предлогам от, против: Ӈаргыночьэпы нэвириӈыркынигым (Айвэрэттэ 6). Они защищают меня от волков.


Отправительный падеж  близок к предлогу под: Йъэлгыӄэргэпы ныӄэргатӄэнат кээт (Сёмушкин 7). Торосы блестели под луной (дословно под светом луны).


Существительное в отправительном падеже может стать прилагательным с суффиксом –кэн: Йылгычычеткин ытльэпыкэн а'ачекӄай (Вэӄэт 2/106). Подросток - родственник со стороны матери.


Существительное в отправительном падеже может выступить в функции дополнения другого существительного в этом же падеже: Патгыргэпы ӄэргычьэпы нинэвинвыгитэӄинэт (Токэ 30). Он тайно смотрел на них через дырку в окне.


Отправительный падеж имеет продольное значение: вэӄэтыркын ярайпы по дому шагает.

5. Местный падеж

По П. Скорику суффикс –(ы)к является суффиксом местного падежа. Местный падеж описан П. Скориком (Скорик I 160) в следующих употреблениях: в случае, если существительное объект некоторых непереходных (и так называемых обще-объектных и потенциально-объектных) глаголов, так же, как и для выражения дополнения места, сравнительной степени, послелогов.


К данным П. Скорика можно добавить следующие замечания:


Суффиксы местного падежа могут быть и –кы, редко -екы (ӈэлвылекы в стаде) и -ӈ (рэтыӈ во сне). Существительные с суффиксом –ль- тоже могут принять местный падеж на –екы/-якы: Яралякы пыкиргъи (Беликов 163). Он прибыл к родственникам. Слова с инфиксом –тку-/-тко- во множественном числе имеют в местном падеже окончание –к (нымыткун стойбища нымыткук в стойбищах).


Местный падеж может являться дополнением для некоторых глаголов движения (пыкирык прибывать, приезжать, приходить, эймэвык приближаться, подходить, подплывать, рэсӄивык входить, вакъок садиться, тылек двигаться, идти, продолжаться). Пыкирвылгыгъэт ярак (Беликов 145). Они встретились к яранге.


Местный падеж  служит для выражения обстоятельства времени: Ытлыгын элек ныкырвэнтоӄэн (Вэӄэт 19). Летом отец отдыхал.


Местный падеж  служит для выражения дополнения существительного в другом падеже (здесь в дательном падеже): Ӈинӄэй майӈыо'равэтльак плягчыкогты рэгъи (Лег 26). Мальчик влез в обувь большого человека.


Местный падеж может быть дополнением слов на –гыргын, выражающих чувства : Гымык гылёгыргэгыт. Ты для меня причина тоски.


В сочетании с глаголом вак быть слово в местном падеже соответствует глаголу иметь: Ырык гатвален амынан ӈээкык. (Ятгыргын 3/15). У них была единственная дочь.


Слова с продольным суффиксом –йикви/-еквэ могут иметь суффикс –(ы)к или утрачивать его: 1. Омкычыкоеквэ нылейгым (Беликов 27). Иду по лесу. 2. Эрмэчьу тыриты ымнотаеквэк (Таӄъаӄав 131). Буду /самым/ сильным на всей земле.


Слова с суффиксом –чыку/-чыко могут иметь суффикс местного падежа –(ы)к : Нырэӄин йыӈэӄэй инэнйигычгэвыльын и'ӈчыкук (Рытгэв 2/41). Tуман защекотал ему ноздри (дословно в ноздрях).


Слова с суффиксом –чыку/-чыко могут не иметь суффикса этого падежа –(ы)к : Уӄӄэмчыку чемыталяльын юӈэв (Вэӄэт 34). В блюде мелко толчённый золотой корень.


Слово с суффиксом –чыку/-чыко может согласоваться с прилагательным или причастием в местном падеже на –(ы)к (что доказывает, что суффикс –чыку/-чыко является окончанием местного падежа): Вайӈыльык пэнъёлгычыко ӈыленӈылет нывытрэтӄин (Тэрыӄы 121). В погасающем костре виднелся горящий огонь. айӈыльык и пэнъёлгычыко оба в местном падеже.


Слова с суффиксом –лыку/-лыко могут иметь окончание местного падежа –(ы)к : Кукэлыкук лыгипэтлеӄэй уйӈэ гэнъэтлин ыпаӈы (Кымъырултыӈэ). В котелке быстро не стало бульона.


Слова с суффиксом –лыку/-лыко также чаще всего не имеют показателя местного падежа на –(ы)к: Тыӈэӈӈэӄэй тумыглыку ванэван ныкапчачавын (Вэӄэт 80). Среди других Тыӈэӈӈы не волновалась.

Употребляется местный падеж вместо «логичного» творительного: Рэтэм нинэтлыӄин йъатэӈа ивлюттык рыкылватъёк (Вэӄэт 9). Она мела покрытие яранги метёлкой, привязанной к длинной палке. Рыкылватъёк привязанной в местном падеже согласовывается с ивлюттык к длинной палке, а не с йъатэӈа метёлкой.


Местный падеж слов на –тку/-тко имеет свойство множественного числа: Ванвыткок гилгил аӈӄачормэты гэтэӈэймэвлин (Тэрыӄы 147). Местами лёд очень близко подошёл к берегу моря. Ванвык в месте/ванвыткок в местах, местами.


Существительное в местном падеже может выступить как дополнение другого существительного в этом же падеже: Нымнымык вэлыткорак турыльыт кимитъыт нынвилыткувӄинэт (Рытгэв 114). В магазине села продавались новые товары.


6. Назначительный падеж. Окончания определительного падежа: -(н)у/-(н)о. По мнению П. Скорика (Скорик I 171) назначительный падеж часто употребляется как определение со вспомогательными глаголами, а также с такими глаголами, как пэрак казаться кем-л., каким-л., выглядеть, яак употреблять, использовать; носить (напр. одежду) и др.


К данным П. Скорика можно добавить следующие данные.


Отдельные слова имеют две формы назначительного падежа: ытлыгу/ытлыгыну в качестве отца; ӄлявылё/ӄлявылыно в качестве мужчины. Две формы назначительного падежа имени героя Эӄичьэри встречаются в сборнике Таӄъаӄав: Эӄитчьэру/Эӄитчьэрину.


В назначительном падеже может быть причастие страдательного залога: Нанмынат ынӄэнат рымӈэвъёно (Беликов 216). Этих забили в качестве предметов жертвоприношения.


Отглагольное существительное вагыргын жизнь может, как глагол вак быть, иметь определение в назначительном падеже: Ынан ченэтувэкэгты ӈинӄэю вагыргын нэнатвыӄэн (Тэрыӄы 122). Он себе говорил о своей детской жизни.


7-8. Совместный (циркумфикс г(э)-/г(а)-//-э/-а ) и сопроводительный (циркумфикс г(а)-//-ма) падежи «выражают значение совместности участия в действии» (П. Скорик I 167 и 170). Послелог рээн тоже вводит значение совместности: Выргыргын ръэлетгъи кытыйгык рээн (Тэрыӄы 113). Шум смешался с ветром.


По поводу этих падежей можно сделать следующие комментарии:


Гивытэгын употребляет форму сопроводительного падежа на г(э)-//-мэ вместо г(а)-/-ма: Ынныӈыттинэӈ гатвален … гаӈэлгыӄайма гирвыныгчигмэ чьомыткынык (Гивытэгын 21). Снасть была из тонких шнуров с острыми крючками на концах. Гирвыныгчигмэ с острыми крючками. Теперь сказали бы гэрвыныгчегма. Заметим, что работа Гивытэгына относится к началу 50-х годов. В то время язык ещё не подвергался нормализации.


Совместный и сопроводительный падежи могут служить сочинительными союзами. Совместный падеж в сочинительном употреблении: Кальайӈын гэӈэвъэнэ о’рагты ныйылӄэтӄинэт (Таӄъаӄав 29). Злой дух с женой спали головой к внешней стороне жилища.


Существуют и другие способы выразить понятие о совместности:

Слова с циркумфиксом на гэ-/-лин (га-/-лен): Нынымытваӄэнат ынпыначгыӄай, ынпыначгыӄаен ӈэвъэн эвыр ынкъам ыргин ӈээкык гэнэнэнэлин (Беликов 152). Жили старик, жена старика, а также и их дочь с ребёнком.


Слова с циркумфиксом на р(ы)-/-лгав(кы), р(ы)-/-чгав(кы), реже г(а)-/-лгав: Ӄамэтвагъат рычепъалгылгав (Вэӄэт 78). Кушали /блюдо/ из камнеломки с жиром.


Слова с циркумфиксом на г(э)-/-ъэв // г(а)-/-ъав: Итык гэейвэчьэв кымиӈэтыльылӄыл (Вэӄэт 2/104). Если она с духом сострадания, то у неё будут дети.


Слова с сочетанием аффиксов г(а)-/-о: Гакоргаво итгъи (З. Тагрыӈа). Он почувствовал радость (букв. Он был с радостью).


При инкорпорировании основ существительных одна из них может выразить совместность: Тыльугъэн умкычыку гаймычьыолёвъёлгын (Тыӈыл 15). Я нашёл в лесу зарытый ящик с сокровищем.


9. Определительный падеж

Определительный падеж соответствует разным оборотам с предлогами и послелогами. Он образовывается при помощи суффиксов (ы)гйит/-(ы)гъет (П. Скорик I 166), иногда –чгэт.


Мы выделим эти обороты, предлоги и послелоги.


Ытлыгин нинъэйвыгйит кылтыӈӈонэн ӄэчыкичгын (Вэӄэт 34). Он начал завязывать ремень согласно отцовским указаниям.


Чинитчимгъугйит ӄытваркын (Пословицы 48). Живи сообразно своим мыслям.


Еп ӈутку эльукэ ыныкэгйит вальын ӈэвысӄэт (Ятгыргын 3/23). Он до сих пор не нашёл здесь девушку по своему вкусу.


Кэӈильунэ нинэнулвыӄин пойгын кэтэм линлиӈыгйит (О'мрувъэ 47). Кэӈильу держал копьё как раз напротив сердца.


Напаӄатлыткоӄэн тэныткынык ярачгэт (Кайо 83). Он лежал ничком на льду, в сторону яранги.


Эвиръыт йымэнэнат ээкэгйит (Беликов 43). Он повесил кухлянку над жирником.


Йитйитыгйит ӄытрилгын уӄӄэм (Йыӈэнлиӄэй). Подложи миску под течью.


Ынкэгйит ӄытгъэт (Беликов 38). Они пошли в этом направлении.


Гамгарагъет нырагтынат (Вэӄэт 99). Пусть вернутся в каждый дом.


Определительный падеж также может заменить дательный падеж: Ӈэлвыл эткаё пурэле гамгаэтынвыгъет ы'нйылын (Вэӄэт 99). Пусть слуги вернут каждому владельцу отнятое стадо.


Определительный падеж может заменить и местный падеж: 1. Ынан чиниткин ӈээкык рагъет а'ӄатчыӈ (Ятгыргын 19). Он не мог оставить собственную дочь у себя дома. 2. Ыннанвыегыргыгъет нъирэмйыльэтӄинэт гаканъёт (О'мрувъе 81). На одном дыхании мчались упряжки.


Существительное в определительном падеже может получить суффикс прилагательного на –кин/-кэн: Йынрыгъеткэн йъыӄэй гапылгытратлен ымыльыэ'э'еквэ (Тэрыӄы 108). Облачко над оврагом белой пеленой распространилось по всему небу.


Уподобительный падеж. П. Йыӈэнлиӄэй (Йыӈэнлиӄэй «К вопросу о падежной системе чукотского языка») предлагает включить уподобительный падеж в список падежей. А П. Скорик считает, что такое предложение не оправдано (Скорик II 314). Однако в литературе можно найти примеры, подтверждающие наличие в языке этого падежа, например: Мэӈин ӈотӄоры рыннольын игыркинэмил э'ӄэльымил мытранрылпырыркын (Вэӄэт 100). Мы уничтожим того, кто в дальнейшем будет нападать на нас, как (мы) уничтожаем сегодняшнего врага. Интересно тут, что с существительным э'ӄэльымил врага согласовывается прилагательное игыркинэмил сегодняшнего.


«Винительный» падеж. Как такового винительного падежа в чукотском языке нет. Это понятие выражается как прямое дополнение следующим образом:

С переходным глаголом оно находится в абсолютным падеже (а подлежащее в эргативном): Выёльа ырытчыӈын имтитэ нэрэтын (Вэӄэт 95). Слуги принесли огромный лук на спине.


С непереходными глаголами (и так называемыми обще-объектными и потенциально-объектными) он является прямым дополнением в косвенном падеже, например, в творительном: Ититык торгалгатъоля ӄамэтвагъат (Вэӄэт 44). Когда сварилось, они поели свежей утятины.


В творительном падеже (обще-объектный глагол): Энъыян ирыльэ аӈӄак нинэнривлетӄинэт (Вэӄэт 42). Бегуны собирали упавших на льдину (уток).


В дательном падеже при непереходном глаголе: Тыӈэсӄын гылёта ӈавъанэты ымы пэтле пэлӄэтгъи (Вэӄэт 7). Тоскуя по жене, Тыӈэсӄын тоже скоро умер.


В дательном падеже при потенциально-объектном глаголе: (Ытля) нъурэвӄин амратъарыӈыткоӈа кмэӈырыкы (Вэӄэт 41). (Мать) выглядывала, чтобы побранить детей.


В местном падеже при непереходном глаголе: А'а'роӈ нывэлеркылеӄин ӈэвысӄэтык (Вэӄэт 86). А'а'роӈ ухаживал за девушкой.


В местном падеже при обще-объектном глаголе: Торгынан татлынъёлӄыл турык инэнмэйӈэвыльын ытля (Вэӄэт 89). Вы должны быть благодарны вашей матери, вас воспитавшей.


В отправительном падеже: Такэчгэпы ныӈъоӄэнат (Вэӄэт 7). Им недоставало мяса.


В случае инкорпорирования иногда встречается двойное прямое дополнение, логическое и грамматическое: Валвийӈын лымыӄо нылейвыӄин иӈӄун нытэйӈэтльунинэт нэнэнэт (Ятгыргын 3/89). Ворон ходил всюду, чтоб найти пищу для детей. Слово нэнэнэт является грамматическим прямым дополнением в абсолютном падеже, тэйӈэт- логичное прямое дополнение.


В случае агглютинации тоже иногда бывает двойное прямое дополнение, логическое и грамматическое: Вэлвэ о'равэтльат рытиркынӈэвнинэт (Лег 20). Ворон приобрёл солнце для людей. Слово о'равэтльат является грамматическим прямым дополнением, тиркы- логичное прямое дополнение.


Глагол йылык имеет необычную конструкцию: Мыйылгыт ӈэлвыл (Беликов 24). Я тебе дам стадо. Формально глагол мыйылгыт значит я тебя дам.

«Родительного» падежа в чукотском языке нет. Для выражения значений этого падежа возможностей много.

Инкорпорация позволяет создать оригинальные сочетания. Так, в следующем предложении собственное имя Эйпэӈэӈ выступает как грамматическое подлежащее, а на самом деле оно является дополнением существительного анӈэн гнев: Эйпэӈэӈ анӈэнагаляма… (Таӄъаӄав 2/42). Когда гнев Эйпэӈэӈа проходил…


Суффикс –ин/-эн является окончанием «родительного» падежа слов на –ль-, а также основ имён существительных: Ынӄэн нынны рэмкыльин (О'мрувъе 14). Это было имя гостя.


Суффикс –ин/-эн является окончанием «родительного» падежа слов на -льын:

Ынӄэн нынны рэмкыльин (О'мрувъе 14). Это было имя гостя.


Суффикс –ин/-эн с инфиксом -рг- множественного числа обладателя и в единственном числе того, чем обладают: Мачыргынан наӈӄаляйвыркынат эккэт ръэвыргин (Рытгэв 48). Пусть путешествуют по морям дети кита.


Суффикс –ин/-эн с инфиксом -рг- множественного числа обладателя и в единственном числе того, чем обладают: Ытлыгэ лыги нинэлгыӄинэт грэпыт ымыльоргэн чычеткиныльыргин (О'мрувъе 17). Отец знал песни всех близких. Как это часто бывает в чукотском языке, в данной фразе слова ымыльоргэн чычеткиныльыргин всех близких не согласовываются со словом грэпыт песни во множественном числе.


Слова с суффиксом –ин/-эн могут склоняться: Грэп навалёмгъан ӈэранчакэтта ынкъам чавчывэна ӈээккэтэ (Таӄъаӄав 92): Песню услышали две сестры и дочь оленевода.


Двойной «родительный» падеж, первый в инкорпоративном комплексе, второй с суффиксом -ин: Э'мэннин ымы копрамэмыл ынйивин (Вэӄэт 38). Он также потащил и нерпу из сети дяди. В комплексе слово копра- сеть представляет «родительный падеж», оно включено в слово мэмыл нерпа. Ынйивин от слова ынйив дядя – второй «родительный падеж».


Собственные имена в функции «родительного» падежа имеют суффикс –(ы)н: Ӄончан ынӄэн майӈатын Ӄэргынкаавын (Ятгыргын 23). Ӄончан (Канчалан) – место, где вырос Ӄэргынкаав (дословно место роста Ӄэргынкаава).


Встречается двойной суффикс –(ы)н + -ин/-эн: Нинэркылеӄинэт винвыт Нутэӈэвытынин (Таӄъаӄав 2/35). Он шёл по следам Нутэӈэвыт.


Возможен следующий вариант, где речь идёт уже о нарицательном существительном: Нутэӈэвытин винвыт нинэркылеӄинэт. Он шёл по лисьим следам.


Указательные местоимения в функции «родительного» падежа тоже имеют суффикс –(ы)н: Нынымытваӄэнат йичьэмрэт, чакыгэт ынкъам ытлыгын эвыр-ым ынӄэнын ӈэвъэн (Беликов 107). Жили братья, сестра и отец, а также и жена этого.


«Родительный» падеж образуется и с помощью суффикса –кин(э)/-кэн(а).

Аӈӄакэнат гынникыт (Тэрыӄы 102). Морские животные (животные моря, животные, относящиеся к морской стихии).

Сравнить: Аӈӄэн выентогыргын (Тэрыӄы 99). Дыхание моря (дыхание моря, дыхание, органически связанное с морем).


Существительное в дательном падеже с суффиксом –кин(э)/-кэн(а): Ынӄэн алягтыкэн омом (Гырголӈавыт). Это тепло того времени, когда дело идёт к лету.


Отглагольное прилагательное на –кин(э)/-кэн(а): Ынӈин вальыт тэнмычьыт лыгъоравэтльамэл тэйкэвкин (О'мрувъе 27). Таковы примеры борьбы по чукотским правилам. Тэнмычьыт тэйкэвкин примеры борьбы. Согласование прилагательного тэйкэвкин во множественном числе (тэйкэвкинэт) с существительным тэнмычьыт факультативно.


Наречие и субстантивированный страдательный залог глагола с суффиксом –кин(э)/-кэн(а): Ӈотӄэн плякылгын ӈирэӄэв гынмылкин льоокэн (Лег 108). Этот сапог – второй из недавно найденной /пары/. Ӈирэӄэв льоокэн второй найденной /пары/.


В следующем примере суффикс –кин(э)/-кэн(а) включён в инкорпоративный комплекс выкв-аак-кэн: Рэрэннинэт палӄыёчгычыкогты кыкватвэтъыт выквааккэн (Вэӄэт 2/73). Она выронила в пепельницу высохший мох из каменных жирников.


Прилагательное на –кин(э)/-кэн(а) может включиться в инкорпоративный комплекс: Ынӄэн гатвэва таляӈкэналымӈылык (Тэрыӄы 104). Об этом много говорили в сказках старины. Таляӈкэна- старины, лымӈылык в сказках.


«Родительный» падеж можно образовать путём повтора одного и того же падежа в словосочетании.

Удвоение абсолютного падежа: 1. Рунин чывипыт ръэв (Лег 36). Он съел половину кита. 2. Пойгын нинэнрыӄин ы'ттъыёлягты таёлгын (Ятгыргын 29). Он держал наконечник копья впереди себя.


Оформление в одном и том же падеже двух существительных, например, в творительно-эргативном: Ӈэвъэнэ ынӄэнын о'равэтльата йытонэн нананалгыӄай (Меновщиков 103). Жена этого человека родила ребёночка.


Или в дательно-направительном падеже: О'рагынонэты аӈӄагты нытлепыткуӄин (Вэӄэт 45). Он смотрел в сторону середины моря.


В определительном падеже: Палёмтэлыльыгъет чимгъугйит Кээвынэ кэльин тывъёт нэнавалёмӄэнат (Тэрыӄы 170). По мнению слушателей Кээв внимал голосам духов.


«Родительный» падеж выражается местным падежом в функции дополнения другого существительного в другом падеже:

Ӈинӄэй майӈыо'равэтльак плягчыкогты рэгъи (Лег 26). Мальчик влез в обувь толстого человека. Майӈыо'равэтльак – дополнение в местном падеже слова плягчыкогты в направительном.


Слово в местном падеже, как дополнение слова в другом падеже (здесь в отправительном падеже): Тинтинынэ ытлыгык мынгэпы эйминнин ӄэмэӈы (Тэрыӄы 133). Тинтин взяла блюдо из рук отца. Мынгэпы из рук в отправительном падеже, ытлыгык отца в местном падеже.


Слово в местном падеже - дополнение двух существительных и причастия страдательного залога в местном падеже: Пыкирвылгыгъэт ярак ӈалвыльынмыёк чавчывак (Беликов 145). Они встретились у яранги пастуха, стадо которого было уничтожено.


Повторение личных форм существительного тоже выражает понятие о «родительном» падеже: Гыт Мутлювйийгыт эккэйгыт (Ятгыргын 3/82). Ты - сын Мутлювйи.


Звательный «падеж» существительного. В этой форме ударение падает на конечный слог. Примеры:

Основа с исходом из двух согласных: тумгытум (во множественном числе тумг-ыт) товарищ, друг Тумгой!

Существительное кончается на –ын: А'лялёйӈын (собственное имя) А'лялёйӈон!

Существительное с одним конечным согласным: А'а'роӈ А'а'роӈ!

Существительное с конечным согласным -й: О'о'й О'о'й!; эпэӄэй эпэӄэй!

К существительному с конечным гласным прибавляется согласный -й: О'мрыӈа О'мрыӈай! Ы'ттъыӈэ Ы'ттъыӈэй! Или: последняя гласная существительного растягивается, если перекличка идёт на большом расстоянии: Ы’ттъон,  Ы’ттъоон, ! Вэлвыӈэ Вэлвыӈээй !

Существительное кончается гласным –ы: Ыммэмы Ыммэй! или Ыммэм!

В собственных именах на –гыргын, -тэгын, -вйи/-въе конечный слог может быть опущен:

Выргыргын Выргыр! Выквытагын Выквытаг! Нутэвйи Нутэв! Ӄоравъе Ӄорав!

То же самое происходит с собственными именами на –лгын : Рэӄокалгын Рэӄокал!

Личноместоимённые суффиксы у существительных не меняются. Одно ударение на последнем слоге указывает на звательную форму: Нэнэнэтури нэнэнэтури!


Специфические формы иногда факультативны: Атъёкэ Атъёкэй! или Атъёкэ!

Гыт-ым, Атъёкэ, ӄырачвыӈгэ! Ты тоже, Атъёкэ, участвуй в беге!


Во множественном числе:

А'ачекыт! Юноши! (от а'ачек юноша).

Тумгот или тумгоот! Друзья! (от тумгытум друг).


Заключение

Итак, склонение в чукотском языке имеет более широкое поле использования, чем описано в « Грамматике Чукотского Языка » П. Скорика.

Ниже хотелось бы остановиться на роли, которую играют отглагольные существительные. Они интересны тем, что могут быть использованы как глаголы, прилагательные, наречия. К тому же они могут иметь разные функции в предложении. Речь идёт о существительных с окончаниями –гыргын, -н(вын), -ян(вын). Слово на –гыргын обозначает конкретные действия, как аайъоткогыргын ужение, аплыӄытаткогыргын метание болы или выражает ощущения, чувства, абстрактные понятия, как айгынныгыргын страх, камчечгыргын растерянность и много других. Некоторые собственные имена и слова оформляются этим суффиксом, но не являются отглагольными существительными.

Существительное на –гыргын может служить сказуемым: Анӈэлён пытӄылым райылӄыӈгыргын (Вэӄэт 50). Волна ещё более вызывает сон.

Существительное на –гыргын в личной форме может служить определением для другого существительного: Алымы ӈан чермыӈгыргэгым эӈъэлъейвэлӄэйигым нанатвыгым (Вэӄэт 9). Хотя я тогда был отвратительным сиротой, они меня взяли к себе.

Существительное на –гыргын может выступать в роли наречия: Ы'льыл тъылгыргын гитэк (Вэӄэт 42). На снег было больно смотреть.

Существительное на –гыргын может заменить придаточное предложение: Ынан чечавыӈӈонэн ейвэлю нъалгыргын (О'мрувъе 10). Он начал понимать, что он стал сиротой.

Существительное на –гыргын выражает причину: Пагчеӈгыргын рэӄыркын? Он- причина беспокойства (для меня, для нас, для них). Что он делает?

Также: пагчеӈгыргэгым. Я причина беспокойства (для кого-то).


Существительное на –н(в) указывает на место, где происходит действие или оно обозначает само действие: мэгчератын(вын) место, где работают; работа.

Глагол тэнмавык готовиться часто требует существительного на –н(в) в дательном падеже: Вэлвылевыт тэнмавыӈӈогъэ тылянвэты тайкавынвэты (Таӄъаӄав 132). Вэлвылевыт стал готовиться идти драться (бороться)

Существительное на –н(в) может заменить придаточное предложение: Э'ӄэлиӈэткэ тымынвэты (Вэӄэт 92). Они не боятся, чтобы их убили.

Существительное на –н(в) (здесь в дательном падеже) может быть сказуемым и иметь дополнение в абсолютном падеже: Лыгитэнӈу нылгыӄин Ӄэргынкаав, айылгавыльын рымылкэнвэты ытлыгын гынникэ (Ятгыргын 25). Они смеялись над Ӄэргынкаавом, боявшимся, что животное укусит отца.

Существительное на –н(в) в сочетании с лексическим префиксом таӈ- мочь обозначает место, где можно что-то делать: Аӈӄачгын таӈгыннэӈӈыттынво нъэлгъи (Ятгыргын 2/60). Океан стал местом, где можно было охотиться.

Интересно, что существительное на –н(в) (здесь в местном падеже) может играть роль деепричастия: Пыкэрынвык лыгэн нинивӄинэт ымыльо … (Кымъытваал 89). Прибыв, она сразу же говорила всем…


Суффикс –ян(в) позволяет образовать:

1. основу отглагольного существительного, указывающего на место: ӈытоян выход (от глагола ӈыток выйти).

2. основу тоже отглагольного существительного, но в отрицательной форме а-/-кэ, указывающего на место: атылгыкэянвын место, где снег не тает (от глагола тылгык таять), апъаакэян невысыхающее место (от глагола паак высыхать).


Как видно из четырёх следующих примеров, существительные на –ян(в) могут образоваться от основ других частей речи:

3. существительное от основы другого существительного со значением место, богатое чем-л.: ватапъян место, богатое ягелем, омкыян лесистое место.

4. существительное от основы другого существительного в отрицательной форме (а-/-кэ): амраӈкэян место, где нет комаров, элыкэян место, где не бывает дождей.

5. существительное от основы прилагательного, обозначающее понятие коллектив: ӈэнъян молодёжь, ынпыян старичьё.

6. существительное от основы прилагательного со значением определения: Чемыянвэпы вэвтэпы нытэйкыӄинэт вэгыткунэӈэт (Вэӄэт 2/55). Из самых мелких китовых усов они делают мётлы, веники (чемыян что-то мелкое в сборе).


Существительное на –ян(в) может заменить придаточное предложение: Нэтлыӄин ымыльо камаграян (Вэӄэт 69). Они уничтожают всё движущееся (дословно всё, что движется).

Существительное на –ян(в) может заменить глагольный оборот с союзом: Тылвавын льук вэнык игыткин ӈытоян (Кайо 26). Я не смог видеть место, откуда мы только что сегодня вышли.